Дежавю

Первый раз в вытрезвитель я попал на своё восемнадцатилетие.

Отмечать начали задолго до. Сперва на работе. Дали аванс, и мужики сказали, что отмечать надо не когда написано, а когда есть деньги. Потом в общаге. В общаге вообще удивительно много желающих отметить твой день рожденья. Потом в кабаке. Потом на набережной, с какими-то сомнительными, но душевными типами.

А потом я проснулся на лавочке, под памятником Ивану Сусанину.

Ярко светило солнце, вокруг гуляла публика выходного дня. Возле меня стояли два молодых милиционера.

Позади них, ковыряя в носу, - девочка в платьице в горошек. А уже за девочкой - Иван Сусанин. И все они смотрели на меня с неподдельным интересом и участием.

- Молодой человек, вам плохо? - спросил один из милиционеров.

Я сел на лавочке и прислушался к себе. Было нормально.

- Да нет. - сказал я. - Нормально.

- Встаньте пожалуйста.

Сказать, что я встал, это неправда. Я попытался. Но стоило отсоединиться от лавки, как неумолимая сила подхватила меня и повлекла в сторону Сусанина.

Один из милиционеров ловко прервал мой полёт, придержав за рукав.

- Придётся проехать. - сказал он.

Я не возражал. Ехать не идти. Идти бы я точно не смог.

Присаживаясь в канарейку, я оглянулся. Девочка в гороховом платье, поменяв руку в носу, задумчиво глядела вслед.

В вытрезвителе пожилой усатый дежурный, заполняя протокол, дошел до даты рождения и вдруг споткнулся. Переспросил ещё раз. Потом пошевелил усами, что-то посчитал в уме, отложил ручку, и сказал доставившим меня милиционерам.

- Вы зачем мне его привезли? Он же несовершеннолетний.

- Да ладно! - удивились милиционеры.

Потом повернулись ко мне.

- Тебе что, восемнадцати нет?

- Да мне совсем чуть-чуть осталось. - стал оправдываться я.

Мне было неловко, что я доставил столько беспокойства этим приятным и занятым людям.

- Так что ж ты нам сразу не сказал?

- Так я ж не знал...

- Что ты не знал? Что тебе нет восемнадцати?

- Что это имеет значение.

Впрочем, милиционеров такое развитие событий не особо огорчило. Дежурный выкинул протокол в корзину, а мы снова уселись в канарейку, и покатили в отделение. Там на меня составили другой протокол, и отпустили с боженькой на все четыре стороны. Благо к тому моменту я уже более-менее пришел в себя.

Повестка пришла дней через десять. Ровно к назначенному часу я стоял перед кабинетом, указанным в бумажке. На кабинете, кроме номера, была табличка с надписью - "Детская комната милиции". Я ещё раз сверил номер на кабинете с номером в повестке. Номер совпадал. Я постучал, вошел, и сказал - Здравствуйте.

Милая дама лет тридцати оторвала взгляд от бумаг и спросила.

- Мужчина, вам чего?

Я протянул повестку.

Она глянула, порылась в бумагах на столе, нашла нужную папку, открыла, почитала, закрыла, и спросила.

- Ну и чего ты пришел?

- Так вызывали...

- Ты читать умеешь? - спросила она.

- Умею.

- Табличку на двери видел?

- Видел.

- Что там написано?

- Детская комната милиции.

- Какое ключевое слово?

- Детская? - попробовал угадать я.

- Молодец! - похвалила тётечка. - Тебе сколько лет?

- Восемнадцать... - сказал я, и добавил - Позавчера исполнилось.

- Свободен! Ты уже два дня как не в моей юрисдикции.

И засунула папку назад в груду бумаг.

Так я проскочил в узкую щель формальной границы между проступком и ответственностью. Когда кляуза добралась до отдела кадров, я уже принимал присягу.

* * *

Прошлым летом мы со шкетом гостили у родственников. Ходили в зоопарк, гуляли по набережной, плавали по Волге, знакомились с местными достопримечательностями.

- Пап, а это кому памятник?

- Это, сынок, памятник Ивану Сусанину. Знаешь кто такой Иван Сусанин?

- Знаю. Ты мне рассказывал.

Потом они с племянницей убежали за мороженым, а я присел на лавочку. Ярко светило солнце, мимо гуляла праздная публика. Я закинул руки за голову и прикрыл глаза.

- Мужчина, у вас всё нормально?

Я вздрогнул и очнулся. Рядом стояли два милиционера. Позади них девочка в платьице в горошек ковыряла в носу, и с любопытством наблюдая за происходящим. Я тряхнул головой и потёр глаза. Ни девочка, ни милиционеры не исчезали.

- Да нормально всё. Задремал просто. - сказал я и крикнул девочке в гороховом платье:

- Аня, ну-ка иди сюда!

Милиционеры растворились в полуденой дымке, а девочке я назидательно сказал.

- Аня, тебя кто научил в носу ковырять? Это нехорошо!

- Я не ковыряла! - возмутилась Анечка.

- Да? - сказал я миролюбиво. - Значит мне показалось. Извини.

- Когда кажется - креститься надо! - обиженно пробурчала она.

Я встал, перекрестился на памятник Ивану Сусанину, сказал "Свят! Свят! Свят!", и на всякий случай трижды сплюнул через левое плечо.

- Так нормально? - спросил я.

- Плеваться нехорошо! - сказала маленькая крыса, и злорадно добавила. - Ты пока спал, у тебя всё мороженое растаяло!

© Ракетчик

Источник ➝

ФЕРШАЛ

Дедушке стало плохо. То ли сердце прихватило, то ли язва разыгралась. Бог его знает. Но факт, что бабушка вызвала скорую помощь. И она приехала. Через час.
Дедушка лежал на диване, так что двери открыла бабуля. На пороге стоял мужчина лет тридцати в белом халате. Он тяжело икнул и сказал:
- Скорую вызывали? Где больной? От мужика яростно несло спиртом. Бабушка посторонилась и показала ему рукой вглубь квартиры. Мужчина нёс в руке большую сумку. Он неуверенным шагом ринулся вперёд и прошел бы…
Прошел бы, если бы не дверь.

Которую он не заметил, что не удивительно в его состоянии. Он треснулся лбом прямо в неё. Рухнув на пол, прежде чем потерять сознание, он прохрипел:
- Я фер, фер, фер. Шал, и отключился.
Бабушка бросилась к упавшему. Дедушка с трудом, постанывая от боли сполз с дивана и тоже пришел в прихожую. Кот. Большой и черный, примчался и вместе со всеми уткнулся в распростёртое тело. Совместными усилиями фершал был притащен в залу и усажен на диван. Дед и бабуля сели по сторонам, поддерживая его руками. Кот сидел на полу и смотрел на мужика в белом халате широко раскрытыми глазами.
Фельдшер постепенно пришел в себя и посмотрев направо и налево заметил:
-Что у вас болит?
Он него пахнуло такой яростной волной перегара, что руки сидящих по бокам разжались сами собой. Мужик рухнул с дивана лицом вниз прямо на ковёр, покрывавший пол. Бабушка и дедушка упали на колени возле него, а кот… А кот пробежался по лежащему телу в белом халате, как по мосту и заглянул ему в лицо.
Фершал раскрыл глаза и увидев прямо перед собой усатую кошачью мордочку вымолвил:
-Я сейчас немножко полежу, потом встану и сделаю вам укольчик. Снимайте штаны.
Черный кот раскрыл глаза ещё шире и взвизгнув от ужаса полез под диван.
Общими усилиями стариков фершала поместили на место, которое раньше занимал дед. Бабуля всю свою жизнь работавшая мед сестрой пошла вниз, и переговорила с водителем скорой. Она порылась в медикаментах и найдя физ раствор и какие-то ампулы, дала водителю несколько бумажек.
-Ты вот что, сказала она. Ты поезжай и перекуси пару часов. На звонки не отвечай. А потом приезжай. Я приведу его в норму.
-Хороший он мужик, сказал водитель. Да вот, дома у него неприятности. Вы уж помогите ему, а я всё сделаю.
Бабушка вернулась назад, и используя вешалку поставила фершалу систему. Вену ей пришлось искать довольно долго. Глаза то уже не те. Такие вот дела. Минут через сорок фельдшер пришел в себя. Кот уже сидел рядом, и с интересом наблюдал за новым лицом. Тут же примостился и дед, временно забывший о всех своих проблемах.
-Что с тобой, сынок, спросила бабушка. Что ж ты, так вот?
Мужик тяжело вздохнул и начал.
-Жена вот от меня ушла и детей забрала.
-А что ж так, спросили хором дедушка и бабушка.
-С хирургом она познакомилась у нас в больнице, продолжал фершал. Вот и ушел из дома, чтобы им не мешать. Квартира моя, но я себе новую найду, пусть живут.
-А взял то с собой что, спросил дед.
-А сумку со своими вещами, ответил фельдшер. Всё остальное оставил. Квартиру и машину. Там ведь мои дети, вот я и оставил им всё.
-Значит, они с хирургом сейчас в твоей квартире живут, помрачнел дед. На твоей машине ездят, и из твоей посуды едят, всё мрачнел и мрачнел дедушка.
-А ну закрой рот, старый, перебила его бабуля. Не видишь, что человеку и так плохо.
Кот вдруг подошел к лежавшему фершалу и забрался на него.
-Ты смотри. Понравился ты ему, удивилась бабушка. Ну ничего, ничего, садись-ка сынок. Я тебе сейчас супчика горяченького принесу.
Они с дедом суетились и постепенно приводили фельдшера в человеческий вид. Кот принимал посильное участие. Он тёрся о человека в белом халате, показывая ему своё расплоложение.
-Где же ты спишь то, сынок, спросила бабушка.
-А на кушетке в больнице устроился, ответил фершал, поглощая горячий, сытный супчик.
Бабушка с дедушкой переглянулись и бабуля продолжила.
-Ты вот что, приходи как к нам вечером, после смены. Посидим, покушаем и переночуешь тут. Помоешься, побреешься.
-Неудобно как-то замялся фершал, потирая шишку на лбу.
-Ты приходи, сказал дед. Заодно, меня посмотришь.
-Ну, если так, то приду, пообещал фельдшер и пошел вниз. Там уже сигналила машина скорой помощи.
Весь оставшийся день дед и бабуля убирали комнату оставшуюся после сына, давно уехавшего за границу, и так больше никогда не появившегося. Они поехали в магазин, приобрели небольшой телевизор, и дед вытащив старый набор инструментов долго вешал его на стену.
А вечером они сидели за столом и переживали.
-А как вдруг не придёт, в сотый раз спрашивала бабуля.
-А я говорю придёт, отвечал ей дед. Тем более, у меня предчувствие.
-Предчувствие у него, скривилась бабуля.
-Предчувствие у меня, сказал ещё раз дед, и поднял вверх указательный палец правой руки. Иди старая, открывай дверь.
Бабуля покрутив пальцем у правого виска всё же встала и пошла.
На пороге стоял фершал в белом халате с большой сумкой в руке. Он тянул руку к звонку и стеснялся.
Через час они сидели за столом и ужинали. Напротив на персональном стульчике сидел большой черный кот. Он переминался с лапы на лапу и щурил глаза. Ему было хорошо. Ему нравилось всё, что происходит. Он одобрял. Кот смотрел на мужчину, уплетавшего куриный суп и тихонько мурлыкал.
Так фершал и остался жить у бабушки с дедушкой. А вскоре к ним приехала проведать внучка, лет этак двадцати пяти. Так всё и случилось.
Теперь они живут все вместе. А дедушка всё никак не может вспомнить, по какой такой причине они вызвали тогда скорую? Он говорит, что это бабушка плохо себя чувствовала. Ну что с него возьмёшь – склероз.
А может это черный кот виноват? Кто их знает, этих черных котов. Они на такое способны, что мама моя родная.

ОлегБондаренко

Картина дня

))}
Loading...
наверх