"Курт — камень, спасший жизни"

Когда в 1990 году бывшая заключенная Акмолинского лагеря жен «изменников» родины Гертруда Платайс приехала в Казахстан, она впервые рассказала сотрудникам музея «АЛЖИР», как в первый раз увидела местных казахов и как они отнеслись к заключенным женщинам.

Однажды, когда одним буранным зимним утром женщины-узницы под усиленным конвоем собирали камыш на берегу озера Жаланаш для постройки бараков, из зарослей камыша выскочили старики и дети — местные жители соседнего казахского села Жанашу. Дети по команде старших стали забрасывать камнями измученных женщин (для выполнения нормы в 40 снопов камыша приходилось работать на морозе по 17–20 часов в сутки).

Конвоиры начали громко смеяться: мол, видите, вас не только в Москве, вас и здесь, в ауле, даже дети не любят.

«Было очень обидно и больно и, в первую очередь, морально», — вспоминали Гертруда Платайс и другие бывшие узницы. Так повторялось несколько дней. Оскорбленным узницам лишь оставалось взывать к судьбе, жалуясь на несправедливость одурманенных и озлобленных сталинской пропагандой казахов...
Однажды, уворачиваясь от летевших на них камней, обессиленная Гертруда споткнулась и упала лицом в эти камешки. Уткнувшись в них, она вдруг почувствовала запах творога, и поняла что эти самые камни пахнут... сыром и молоком! Она взяла кусочек и положила в рот – он показался ей очень вкусным.

Она собрала эти камушки и принесла в барак. Там были и заключенные женщины-казашки. Они сказали, что это курт — высушенный на солнце соленый творог. Оказывается, рискуя жизнью собственных детей, сердобольные казахи, не найдя другого способа как именно таким образом, не вызывая подозрений у надзирателей, делились с узницами последним, что у них было, — куртом, чтобы хоть как-то поддержать голодных бедных женщин, поскольку сами в 1930-х годах узнали голод и лишения.

Втайне от надзирателей они оставляли для узниц под кустами кусочки вареного мяса, толокно, курт, лепешки. Благодарность к казахскому народу, рассказывали женщины, они пронесли через всю жизнь.

«Все лагеря плохие, но именно в казахстанских выживали многие и, в первую очередь, благодаря казахам. Они на себе испытали голод, холод, лишения», — признавались они.

Воспоминания Гертруды Платайс легли в основу стихотворения «Курт — драгоценный камень».

О, Господи, да это ведь не камень.
От него так пахнет молоком.
И в душе затрепетал надежды пламень,
А в горле встал ком.

Так вот что придумали старики!
Вот за что женщины детьми рисковали!
Они нас от болезни берегли,
Они нас от безверия спасали.

Они поняли, что мы не враги,
А просто несчастные женщины.
И чем смогли – помогли,
Поразив нас своей человечностью.

Я молча поползла по льду,
Собирая драгоценные камни.
Теперь я отвратила от них беду,
Спасая их от охраны.

А ночью в холоднейшем бараке,
На оскверненной палачами земле,
Я, немка, молилась мусульманскому богу,
Да ничего не просила себе.

Я просила старикам здоровья,
Женщинам-матерям – счастья.
Особенно я молилась за детей,
Чтобы они не видели несчастья.

Я прошла все круги ада,
Потеряла веру и друзей,
Но одно я знаю,
Что только так и надо воспитывать детей.

Раиса Голубева - преподаватель истории
(стихотворение написано по воспоминаниям Гертруды Платайс)

Источник ➝

Взаимосвязь времен

- А я тебе говорю, что есть взаимосвязь времен! – горячился Владимир. – Есть и всегда была!

- Неа. Нету. – лениво спорил Саня.

То бишь, Саня, конечно, понимал, что взаимосвязь времен есть, но Владимир спорил очень увлеченно и забавно тряс головой во время своих монологов.

- Ну вот смотри, смотри... – тряс головой Владимир. – Ну вот допустим... Допустим... Допустим вот Цветков из соседнего кабинета... О! Сейчас я его даже позову.

Владимир пулей выскочил за дверь и через минуту вернулся со смуглым Цветковым.

- Какая на хрен еще наглядность?! – поздоровался Цветков.

- Все вопросы к Владимиру. – пожал плечами Саня. – Предполагаю, что сейчас ты взаимосвяжешь времена. Но могу и ошибаться.

- И не таких связывали. – кивнул с достоинством Цветков. – Банкуй, Вова.

- Цветков, ты темное прошлое! – ошарашил Владимир аудиторию.

- Чего эт я – прошлое? – набычился Цветков.

- Для наглядности. – отмахнулся Владимир. – Для примера только. Потому что ты смуглый, грубый, простой и здоровый. И айкю у тебя ниже.

Саня уважительно захлопал в ладоши.

- Морду я набить тебе всегда успею, Вова, за такие инсинуации. – задумчиво протянул Цветков. – Пока мне просто интересно - чем это кончится.

- Чьим темным прошлым является Цветков? – поинтересовался Саня.

- Не важно.. Или нет – важно! Цветков – твое темное прошлое. – решил Владимир и посмотрел строго на Саню.

- Какой кошмар... – Саня оглядел Цветкова. – Ну, допустим.. Дальше чего?

- Цветков – это твое далекое прошлое! – Акцентировал Владимир. – А вот, допустим, Федя из курьерской службы... Я сейчас!

Владимир вновь выскочил за дверь и затопал по коридору.

- Федя из курьерской службы – это твое будущее. – заржал Цветков.

- Удивительно, что меня хотя бы в курьеры возьмут с таким темным прошлым. – парировал Саня.

- Я – далекое прошлое. – возразил Цветков. – В корнях родового дерева.

- Генеалогического древа, антиквариат. – поправил Саня.

- Мы в далеком прошлом таких слов не знали. – возразил Цветков. – Тогда люди не шибко умными были. Боялись. Потому как тем, кто шибко умный, безо всяких разговоров в рыло били.

- Дикие времена. – покачал головой Саня.

Дверь отворилась и вошел Владимир с Федей из курьерского отдела.

- За пивом не пойду! – поздоровался Федя с присутствующими.

- Какое мерзкое у тебя будущее, Саня! – ахнул Цветков. – Сволочное даже я бы сказал.

- Федя – это недавнее прошлое! – выдохнул Владимир. – Молод, красив, проблем никаких, глуп, наивен, беден и амбициозен.

Саня и Цветков уважительно зааплодировали.

- А если я за пивом схожу, этот поток оскорблений прекратится? – спросил обиженно Федя.

- Это не оскорбления, а наглядность. – строго сказал Саня. – Ты в самом деле глуп и амбициозен. Это я тебе говорю. В отличии от Владимира, я имею на это право.

- Это почему это? – вскинулся ущемленный в правах Владимир.

- Потому что Федя – мое недавнее прошлое. А критиковать свое недавнее прошлое имею право только я.

- Я сейчас уйду. – пригорозил Федя.

- В прошлое? – издевательски спросил Цветков.

- В далекое прошлое. – заржал Саня. – Федор уходит в Цветкова. Вот такая вот взаимосвязь времен.

- Вот-вот-вот! – обрадовался Владимир. – Мы видим как Саня ржет, из-за сказанного Федором. Налицо влияние недавнего прошлого на настоящее. А сейчас, нам необходимо ближайшее будущее.

- Сонечка-секретарь. – твердо сказал Саня.

- Почему Сонечка? – не понял Владимир.

- Потому что третий размер, потому что ноги, потому что – ухх какая! – пояснил Саня. – Я свое ближайшее будущее вижу именно так. Уповаю и надеюсь.

- Саня решил стать женщиной. – скорбно прошептал Цветков.

- Цыц там, неандерталец. – погрозил кулаком Саня. – Ближайшее будущее должно быть красивым, беззаботным и обещать много приятностей. Пусть даже это будет и глупо, и бездуховно с точки зрения остальных людей.

- Правильно! – сказал Федя. – Молодец!

- Молодец Саня! – прогундосил Цветков. – Ты и в недавнем прошлом был пошлым эротоманом.

- Я за Соней! – сказал Владимир и выбежал из кабинета.

- Я за водкой! Мигом вернусь! – сказал Федя и тоже выскочил.

- Вот молодец! – Цветков крепко пожал Сане руку. – И сейчас мужик, и в молодости был мужик.

- А то. – довольно согласился Саня. – А ты причешись, вымой лицо, поправь рубашку. Сходи туфли протри. И закуски добудь в срочном порядке.

- Это ты сейчас ко мне в стилисты нанимаешься? – удивился Цветков. – Или меня в холуи записываешь?

- Это я сейчас искажаю историю. – пояснил Саня. - Приукрашаю темное прошлое и придумываю подвиги. Закуску, допустим, в течении десяти минут добыть – это Подвиг.

- Резонно. – уважительно сказал Цветков. - Я мигом!

....

Через час Сонечка довольно хихикала и висела на молодом и красивом Феде из курьерской службы.

- Теперь ты понимаешь? – пьяно вещал Владимир. – Ты понимаешь, как ошибки в недавнем прошлом, могут лишить тебя радужного будущего? Несмотря на героическое и приукрашенное далекое прошлое? Понимаешь?

- Угу. – хмуро кивал Саня, по-черному завидуя Федору. – Лучше б у меня было другое недалекое прошлое. Хилое, больное, очкастое...

- У меня вопрос из глубины веков. – поднял руку Цветков. – Почему у нас тут нет далекого будущего? А?

- Как нет? – хмыкнул Саня. – Далекое будущее – это Владимир.

- Почему? – не понял Владимир.

- Сильно умное, невзрачное и на него всем плевать. – хихикнул Саня и поднял стакан. – Ну... За взаимосвязь времен!

© Frumich

Картина дня

))}
Loading...
наверх