"Курт — камень, спасший жизни"

Когда в 1990 году бывшая заключенная Акмолинского лагеря жен «изменников» родины Гертруда Платайс приехала в Казахстан, она впервые рассказала сотрудникам музея «АЛЖИР», как в первый раз увидела местных казахов и как они отнеслись к заключенным женщинам.

Однажды, когда одним буранным зимним утром женщины-узницы под усиленным конвоем собирали камыш на берегу озера Жаланаш для постройки бараков, из зарослей камыша выскочили старики и дети — местные жители соседнего казахского села Жанашу. Дети по команде старших стали забрасывать камнями измученных женщин (для выполнения нормы в 40 снопов камыша приходилось работать на морозе по 17–20 часов в сутки).

Конвоиры начали громко смеяться: мол, видите, вас не только в Москве, вас и здесь, в ауле, даже дети не любят.

«Было очень обидно и больно и, в первую очередь, морально», — вспоминали Гертруда Платайс и другие бывшие узницы. Так повторялось несколько дней. Оскорбленным узницам лишь оставалось взывать к судьбе, жалуясь на несправедливость одурманенных и озлобленных сталинской пропагандой казахов...
Однажды, уворачиваясь от летевших на них камней, обессиленная Гертруда споткнулась и упала лицом в эти камешки. Уткнувшись в них, она вдруг почувствовала запах творога, и поняла что эти самые камни пахнут... сыром и молоком! Она взяла кусочек и положила в рот – он показался ей очень вкусным.

Она собрала эти камушки и принесла в барак. Там были и заключенные женщины-казашки. Они сказали, что это курт — высушенный на солнце соленый творог. Оказывается, рискуя жизнью собственных детей, сердобольные казахи, не найдя другого способа как именно таким образом, не вызывая подозрений у надзирателей, делились с узницами последним, что у них было, — куртом, чтобы хоть как-то поддержать голодных бедных женщин, поскольку сами в 1930-х годах узнали голод и лишения.

Втайне от надзирателей они оставляли для узниц под кустами кусочки вареного мяса, толокно, курт, лепешки. Благодарность к казахскому народу, рассказывали женщины, они пронесли через всю жизнь.

«Все лагеря плохие, но именно в казахстанских выживали многие и, в первую очередь, благодаря казахам. Они на себе испытали голод, холод, лишения», — признавались они.

Воспоминания Гертруды Платайс легли в основу стихотворения «Курт — драгоценный камень».

О, Господи, да это ведь не камень.
От него так пахнет молоком.
И в душе затрепетал надежды пламень,
А в горле встал ком.

Так вот что придумали старики!
Вот за что женщины детьми рисковали!
Они нас от болезни берегли,
Они нас от безверия спасали.

Они поняли, что мы не враги,
А просто несчастные женщины.
И чем смогли – помогли,
Поразив нас своей человечностью.

Я молча поползла по льду,
Собирая драгоценные камни.
Теперь я отвратила от них беду,
Спасая их от охраны.

А ночью в холоднейшем бараке,
На оскверненной палачами земле,
Я, немка, молилась мусульманскому богу,
Да ничего не просила себе.

Я просила старикам здоровья,
Женщинам-матерям – счастья.
Особенно я молилась за детей,
Чтобы они не видели несчастья.

Я прошла все круги ада,
Потеряла веру и друзей,
Но одно я знаю,
Что только так и надо воспитывать детей.

Раиса Голубева - преподаватель истории
(стихотворение написано по воспоминаниям Гертруды Платайс)

Источник ➝

ФЕРШАЛ

Дедушке стало плохо. То ли сердце прихватило, то ли язва разыгралась. Бог его знает. Но факт, что бабушка вызвала скорую помощь. И она приехала. Через час.
Дедушка лежал на диване, так что двери открыла бабуля. На пороге стоял мужчина лет тридцати в белом халате. Он тяжело икнул и сказал:
- Скорую вызывали? Где больной? От мужика яростно несло спиртом. Бабушка посторонилась и показала ему рукой вглубь квартиры. Мужчина нёс в руке большую сумку. Он неуверенным шагом ринулся вперёд и прошел бы…
Прошел бы, если бы не дверь.

Которую он не заметил, что не удивительно в его состоянии. Он треснулся лбом прямо в неё. Рухнув на пол, прежде чем потерять сознание, он прохрипел:
- Я фер, фер, фер. Шал, и отключился.
Бабушка бросилась к упавшему. Дедушка с трудом, постанывая от боли сполз с дивана и тоже пришел в прихожую. Кот. Большой и черный, примчался и вместе со всеми уткнулся в распростёртое тело. Совместными усилиями фершал был притащен в залу и усажен на диван. Дед и бабуля сели по сторонам, поддерживая его руками. Кот сидел на полу и смотрел на мужика в белом халате широко раскрытыми глазами.
Фельдшер постепенно пришел в себя и посмотрев направо и налево заметил:
-Что у вас болит?
Он него пахнуло такой яростной волной перегара, что руки сидящих по бокам разжались сами собой. Мужик рухнул с дивана лицом вниз прямо на ковёр, покрывавший пол. Бабушка и дедушка упали на колени возле него, а кот… А кот пробежался по лежащему телу в белом халате, как по мосту и заглянул ему в лицо.
Фершал раскрыл глаза и увидев прямо перед собой усатую кошачью мордочку вымолвил:
-Я сейчас немножко полежу, потом встану и сделаю вам укольчик. Снимайте штаны.
Черный кот раскрыл глаза ещё шире и взвизгнув от ужаса полез под диван.
Общими усилиями стариков фершала поместили на место, которое раньше занимал дед. Бабуля всю свою жизнь работавшая мед сестрой пошла вниз, и переговорила с водителем скорой. Она порылась в медикаментах и найдя физ раствор и какие-то ампулы, дала водителю несколько бумажек.
-Ты вот что, сказала она. Ты поезжай и перекуси пару часов. На звонки не отвечай. А потом приезжай. Я приведу его в норму.
-Хороший он мужик, сказал водитель. Да вот, дома у него неприятности. Вы уж помогите ему, а я всё сделаю.
Бабушка вернулась назад, и используя вешалку поставила фершалу систему. Вену ей пришлось искать довольно долго. Глаза то уже не те. Такие вот дела. Минут через сорок фельдшер пришел в себя. Кот уже сидел рядом, и с интересом наблюдал за новым лицом. Тут же примостился и дед, временно забывший о всех своих проблемах.
-Что с тобой, сынок, спросила бабушка. Что ж ты, так вот?
Мужик тяжело вздохнул и начал.
-Жена вот от меня ушла и детей забрала.
-А что ж так, спросили хором дедушка и бабушка.
-С хирургом она познакомилась у нас в больнице, продолжал фершал. Вот и ушел из дома, чтобы им не мешать. Квартира моя, но я себе новую найду, пусть живут.
-А взял то с собой что, спросил дед.
-А сумку со своими вещами, ответил фельдшер. Всё остальное оставил. Квартиру и машину. Там ведь мои дети, вот я и оставил им всё.
-Значит, они с хирургом сейчас в твоей квартире живут, помрачнел дед. На твоей машине ездят, и из твоей посуды едят, всё мрачнел и мрачнел дедушка.
-А ну закрой рот, старый, перебила его бабуля. Не видишь, что человеку и так плохо.
Кот вдруг подошел к лежавшему фершалу и забрался на него.
-Ты смотри. Понравился ты ему, удивилась бабушка. Ну ничего, ничего, садись-ка сынок. Я тебе сейчас супчика горяченького принесу.
Они с дедом суетились и постепенно приводили фельдшера в человеческий вид. Кот принимал посильное участие. Он тёрся о человека в белом халате, показывая ему своё расплоложение.
-Где же ты спишь то, сынок, спросила бабушка.
-А на кушетке в больнице устроился, ответил фершал, поглощая горячий, сытный супчик.
Бабушка с дедушкой переглянулись и бабуля продолжила.
-Ты вот что, приходи как к нам вечером, после смены. Посидим, покушаем и переночуешь тут. Помоешься, побреешься.
-Неудобно как-то замялся фершал, потирая шишку на лбу.
-Ты приходи, сказал дед. Заодно, меня посмотришь.
-Ну, если так, то приду, пообещал фельдшер и пошел вниз. Там уже сигналила машина скорой помощи.
Весь оставшийся день дед и бабуля убирали комнату оставшуюся после сына, давно уехавшего за границу, и так больше никогда не появившегося. Они поехали в магазин, приобрели небольшой телевизор, и дед вытащив старый набор инструментов долго вешал его на стену.
А вечером они сидели за столом и переживали.
-А как вдруг не придёт, в сотый раз спрашивала бабуля.
-А я говорю придёт, отвечал ей дед. Тем более, у меня предчувствие.
-Предчувствие у него, скривилась бабуля.
-Предчувствие у меня, сказал ещё раз дед, и поднял вверх указательный палец правой руки. Иди старая, открывай дверь.
Бабуля покрутив пальцем у правого виска всё же встала и пошла.
На пороге стоял фершал в белом халате с большой сумкой в руке. Он тянул руку к звонку и стеснялся.
Через час они сидели за столом и ужинали. Напротив на персональном стульчике сидел большой черный кот. Он переминался с лапы на лапу и щурил глаза. Ему было хорошо. Ему нравилось всё, что происходит. Он одобрял. Кот смотрел на мужчину, уплетавшего куриный суп и тихонько мурлыкал.
Так фершал и остался жить у бабушки с дедушкой. А вскоре к ним приехала проведать внучка, лет этак двадцати пяти. Так всё и случилось.
Теперь они живут все вместе. А дедушка всё никак не может вспомнить, по какой такой причине они вызвали тогда скорую? Он говорит, что это бабушка плохо себя чувствовала. Ну что с него возьмёшь – склероз.
А может это черный кот виноват? Кто их знает, этих черных котов. Они на такое способны, что мама моя родная.

ОлегБондаренко

Картина дня

))}
Loading...
наверх