Говорят, что ангелы - хранители живут на небесах

Говорят, что ангелы - хранители живут на небесах. Это не так, мой ангел бок о бок прошел со мной всю жизнь, оберегая от бед.

— Ритусь, ну чего же ты сама такие сумки

тащила, - я попытался отобрать у супруги пакеты. — Почему не позвонила, не попросила встретить?

— Разве я такая немощная, что не могу сама сумки донести? Да и нельзя тебе, врач на прошлой неделе что сказал? Беречь сердце. Вот и береги!

В этом была она вся, моя Риточка. Упрямая и сильная. Заботилась обо мне с того самого момента, как столкнулись случайно в школьном коридоре.

— Что они понимают, врачи эти, - буркнул себе под нос, но сумки всё же забрал.

— Да уж побольше нас с тобой, - рассмеялась жена, — я баранки твои любимые купила, сейчас чаевать будем.

— Уж и не знаю, за какие такие заслуги ты мне судьбой дана, и как бы я без тебя жил?

Узнать вскоре удалось. На шестьдесят седьмом году жизни моя Риточка стала гаснуть. Как догорающая восковая свеча.

— Мне очень жаль, - произнес доктор. — К сожалению, медицина здесь бессильна...

— Как же? - не мог поверить я. — Мы же... мы же сколько всего не успели еще... виноград на даче вырастить... в Карпаты осенью съездить... как такое могло случится?

— Болезни не выбирают, - отвел глаза доктор.

Я сидел у постели жены, держал её за руку и не мог подобрать правильные слова. Да и бывают ли они, правильные?

Жена смотрела на меня с грустью, говорить ей с каждым днём становилось всё тяжелей.

— Ты справишься, Вовчик, обязательно справишься. Иначе просто не может быть

— Зачем? - не стесняясь, плакал. Она не ответила. А я всё чаще и чаще задавал себе этот вопрос.

Спустя месяц ее не стало. Я почти не помню похорон. Все вопросы по организации взяли на себя те, кто знал и любил Риту — ее бывшие коллеги и ученики.

А потом я остался один. С фотографиям жены, ее любимым белым чайником и цветком герани на подоконнике. Нужно было жить дальше, но как?

Хуже всего было по ночам. Если днем я еще мог чем-то себя занять - почитать, прогуляться по парку, то ночью оставалось только лежать и смотреть в потолок - сон упрямо не приходил, то был коротким и беспокойным. Как и в этот раз.

Почувствовав, что глаза наконец начали закрываться, я выключил телевизор и укутался в одеяло. В голове замелькали картинки из далекой молодости. Первая, встреча с Риточкой, первый поцелуй... Как я краснею, приглашая её на свидание.

" Как здесь красиво! " - Рита кружится, по ромашковому полю, нежно касаясь цветов кончиками пальцев. Волосы развеваются на ветру, глаза светятся счастьем и озорством.

А я смотрю на неё и не могу насмотреться Тогда и понял, что вот она - судьба. И никакой другой мне не нужно.

" Вовчик, вставай, - откуда-то сверху над самой головой, послышался голос любимой. — Просыпайся, родной, тебе нужно проснуться ".

" Проснуться? Зачем? Мне же так хорошо, ты со мной рядом, улыбаешься".

" Я всегда рядом с тобой, где бы ни была. Но сейчас тебе нужно встать и пойти к соседям".

"К соседям? - не понимал я. — Спят все давно, поди. Нехорошо беспокоить без причины".

" Разбуди. Тебе сейчас станет плохо, они помогут".

Я почувствовал, будто чья-то рука легко прикоснулась к плечу, заставив открыть глаза.
Сев на кровати, я не понимал, куда мне идти и что делать.

— Куда мне идти, Рита? - сам не зная почему, спросил у темноты.

Входной замок открылся с первого раза, хоть и заедал немного несколько лет. Шаг, еще шаг. К кому идти? Как объяснить свой ночной визит?

Остановился у дверей напротив, нажал кнопку звонка и ... почувствовал, как грудь сдавило тисками. Звонок, еще один, и наконец дверь открылась.

— Вызывай " скорую", Дима, - выдохнул появившемуся в темноте соседу, — иначе не доживу до утра.

Минут через пятнадцать в квартиру Дмитрия уже стучали, вскоре надо мной склонилась обеспокоенное лицо дежурного врача.

— Вы вовремя позвонили, - обратился он к соседу, — мужчина в предынфарктном состоянии. Еще немного, и было бы поздно.

— Он сам пришел, - неуверенно начал Дима, — неуверенно начал Дима, — наверное, почувствовал, что становится плохо, и не смог позвонить.

— В каком-то состоянии — и дошел, - покачал головой доктор. — Кто-то там, наверху хочет, чтобы этот человек пожил еще!

Я лежал на диване, слушал и не мог объяснить для себя того, что произошло.

" Риточка, ангел мой, это ты? Теперь я не сомневаюсь, что ты здесь. И все так же меня оберегаешь".

Она рядом, даже сейчас, и никуда, не ушла. Присматривает за мной из того, лучшего, мира, беспокоится. Как всегда делала это, пока была на земле.

Источник ➝