Разговор в трамвае как прообраз "ювеналки"

Немыслимый хайп из грязных инсинуаций, который наши креаклы подняли после новых инициатив Президента о помощи семьям с детьми, напомнил мне одну ситуацию из 80-х годов, когда я была сама молодой мамой с грудным ребенком.

Дочка у нас была беспокойная, спать особо не давала, зато жизненная и двигательная активность с самого раннего возраста была весьма высокой. Уже после шести месяцев от роду она лежать в коляске не хотела, а пыталась не просто сесть, но и вылезти, перекидывая ногу через бортик.

В общем, особо с коляской не погуляешь, а на руках  уже тяжело носить, да и неудобно - ни маме, ни ребенку.

Выход из этой тяжелой ситуации нашел муж - в один прекрасный вечер он принес домой станковый рюкзак для переноски детей. Сейчас таких, к сожалению, не выпускают. Поэтому нашла картинки, отдаленно напоминающие советский рюкзак,- то ли "Малютка", то ли "Малыш" он назывался:

Или вот из той же серии:

У нашего варианта не было крыши, зато ребенок был полностью в рюкзаке, только ноги внизу торчали. Верх каркаса и та его часть, которая прилегала к спине взрослого человека, была  из легкого металла, на который была натянута прочная водоотталкивающая ткань. Внутри была прикреплена поролоновая полоска в качестве сиденья, а снизу - перекладины, на которые ребенок мог при желании опираться ногами.

Муж  был тогда аспирантом-медиком, закончил педиатрический институт и достаточно убедительно разъяснил мне все плюсы такой переноски дочери. Начиная от физиологичности "позы эмбриона" и заканчивая психофизиологическим развитием ребенка, который находится рядом с родителем. 

При всей убедительности его доводов самым убедительным был тот факт, что иных вариантов ходить с ребенком на прогулки, а также по магазинам, поликлиникам и прочим надобностям у меня не просматривалось: жили мы тогда у свекрови, в доме с потолками 4,2 м, с крутой лестницей, по которой подняться на третий этаж было посложнее, чем в современном доме на пятый. А с коляской, а с авоськами... Все работали, и хозяйство было на мне.

А тут - дочурка за спиной,  авоськи в двух руках, коляску тащить не надо,  вперёд и вверх, да с песней - совсем иное дело.

Дочке новый способ передвижения сразу понравился: всё и всех видно, мама рядом, постоянно с ней разговаривает - красота! 

Нас быстро запомнили не только продавцы во всех окрестных магазинах, но и простые жители микрорайона: уже когда дочка пошла в полтора года в ясли, и я стала появляться на улице без ребенка, то подходили совершенно незнакомые люди и спрашивали: "А где ваша девочка?"  

Такие рюкзаки и такой способ передвижения с ребенком даже для Ленинграда были тогда редкостью, и часто можно было услышать дискуссии по этому поводу. Я достаточно быстро поняла, что те женщины, которые сами имеют детей, интересовались, в первую очередь, тем, насколько это удобно и полезно для ребенка. Спрашивали: "А как она там сидит? На чем? Как вы её туда сажаете и как достаёте?" - то есть прикидывали ситуацию для себя и для своего ребенка. 

Вид абсолютно довольного и веселого ребенка говорил для них сам за себя, а удобства для матери были очевидны. Некоторые мамочки и папочки сокрушались, что в своё время не довелось воспользоваться таким удобством. В общем, обсуждение носило спокойный и конструктивный характер.

Дочка быстро усвоила, что, сидя в своем рюкзаке, она вызывает пристальное внимание окружающих, и месяцев в девять уже придумала для себя развлечение: идем мы с ней по улице, а нам навстречу идет женщина (она выбирала только женщин), которая думает о чем-то своём и не видит, что у меня за плечами сидит ребенок.

Дождавшись момента, когда мы с ней поравняемся, она высовывалась в её сторону и громко выкрикивала: "Ага!"

Та, естественно, удивленно вскрикивала: "Ой, батюшки!" - и на всю улицу разливался задорный детский смех, ребенок просто ухахатывался.

Совсем иная ситуация была, если наш вид вызывал интерес у тех, кто пока или вообще не имел детей. Такие люди обычно являются главными специалистами по выращиванию и воспитанию детей, особенно младенцев.

Вот наиболее типичный случай такого рода полемики:

Дочке было уже месяцев 10-11, мы возвращались на трамвае с Некрасовского рынка, где она успела всем построить глазки, поиграть в "ладушки", получить в подарок малосольный огурчик из Прибалтики (там тогда много прибалтов торговало) и пребывала в хорошем настроении.

Я, как обычно, стояла в трамвае перед водительской кабиной - в руках авоськи, за плечами ребенок. На переднем сиденье сидели две женщины раннего пенсионного возраста - лет 55 или чуть больше, которые на весь трамвай начали меня осуждать: вот, посмотрите, что за мать,  ребенка мучает, не жалеет, и т.д. и т.п. Договорились до того, что собрались лишать меня родительских прав. Некоторые им даже поддакивать начали.

Мне эта свара в конце концов надоела, и я своим поставленным голосом эстрадного чтеца и лектора сказала:

- "Знаете что? По вашему поведению сразу понятно, что у вас своих детей никогда не было, и вы понятия не имеете, что это такое: войти с ребенком на руках в трамвай, а тем более - выйти из трамвая. Иначе сейчас вы бы тут не сидели, а я с ребенком тут бы не стояла!"

 Все участники моего обсуждения и тотального осуждения тут же очнулись от морока, начали вставать и предлагать мне место))) Появились трезвые взгляды на ситуацию, результатом которых было заключение о том, что вообще-то ребенок всем доволен и что, похоже, ему там, в рюкзаке, нравится. В общем, меня оправдали. До вызова инспектора из детской комнаты милиции дело не дошло))) 

Эту ситуацию я вспоминаю, когда смотрю на всякого рода нападки разного рода "ален@поповых" и "ален@водонаевых" энд Ко, имя которым легион, на семьи с детьми и на семейные отношения, из которых они хотели бы исключить отцовские и материнские отношения.

Если честно, то я не вижу особой разницы между трамвайными выступлениями тех дамочек и вот этим вот выступлением ювенальщиков и ювенальщиц:

Если бы та же Алена Попова начала требовать, чтобы аппендицит лечили посредством вскрытия левой пятки, к ней бы пригласили психиатра. Если бы разного рода выходцы из "Дома-2" говорили о пристрастии к алкоголю любимцев креаклитета, их бы навсегда приговорили к нерукопожатности и навсегда изгнали изо всех столичных  тусовок.

А вот к родителям можно и нужно предъявлять самые немыслимые требования, и предлагать самые чудовищные и нелепые рецепты, особенно со стороны тех, кто понятия не имеет о том, что это такое - родить и воспитать хотя бы одного ребенка.

Меня мои читатели в комментариях к статье про материнский капитал спросили, почему Путин так резко высказался про "моральных уродов"? Я готовлю развернутый ответ на этот вопрос, поскольку он отражает тот жесткий клинч, в который сегодня вошли общечеловеки, в своей борьбе с мешающими хозяевам денег лишними шестью миллиардами населения планеты, и носители традиционных ценностей, в защиту которых так резко выступил наш Президент. 

А это как бы притча перед таким разговором. Я верю, что Россия, как и предрекали святые, будет убежищем от врага рода человеческого.

 

Источник ➝

ГАРАЖ

«Нет ничего страшнее закрытой двери…» (Хичкок, Альфред)

Своего одноклассника Витю, я узнал далеко не сразу и не только потому, что не видел его лет двадцать. Да, он потолстел, постарел, поседел, но не это главное, вся нижняя часть Витиного лица, от носа до подбородка, была оклеена медицинским пластырем.

Ну, я естественно сразу и спросил: - «Витек, что случилось, подрался, или в аварию попал?»

Витя, стараясь держать нижнюю челюсть неподвижной, ответил, открывая рот вместе со всей головой и от этого он выглядел как персонаж кукольного театра:

- Да, нет, какая там драка? Если бы подрался, было бы не так обидно. Это я новый замок в гараже ставил.

Уже два месяца прошло, зажило почти. Видел бы ты раньше мою губу. Вот отсюда и досюда порвалась, зубы наружу торчали, как у вампира.

Сейчас хоть зарастает потихоньку.

- Так, а что случилось? Дверью ударило?

- Я ж и говорю – замок в гараже менял. Старый вынул, новый вставил, но с ним был один момент - я боялся, что если гараж захлопнуть снаружи, то изнутри уже не откроешь. На самой двери вроде бы открывался, но в одиночку закрываться и экспериментировать не хотелось, а то захлопнусь и, не дай Бог, не смогу открыться, не докричусь потом. И как назло, ни одного соседа в гаражах.

Вышел я на улицу, думаю - поймаю кого-нибудь, с ним и проверю, подстрахуюсь.

На улице тоже ни души, пошел дальше, спустился аж к школе. Смотрю – идет двоечник с портфелем. На вид лет десять, потом оказалось - первый класс. Теперь первоклассники такие кабаны пошли, вообще…

Сынок, говорю, шоколадки любишь (а у меня, кстати, в гараже, на самом деле была одна)

Люблю, говорит.

Ну, так пойдем, кое-что мне поможешь – получишь. Он помялся слегка, но согласился.

Пришли к гаражу, я показал как открыть замок и спокойно захлопнул этого хлопчика внутри…

…Открываю глаза, вокруг все сине-зеленое, смотрю на руки, они связаны ремнем, а надомной склонились менты и врачи.

Кругом кровища, моя кстати кровища, когда падал, за гаражную ручку губой зацепился.

Короче, оказывается, пока мы с тем пацанчиком шли к гаражу, за нами увязался какой-то бдительный старый пердун и когда я закрыл хлопчика внутри, тут он меня сзади кирпичом и накернил.

Губа – это фигня, ты бы видел рентген моей проломленной башки.

Потом, конечно, все быстро выяснилось, но мне-то от этого не легче, и со старого пердуна взять нечего, он, типа, проявил бдительность и в его действиях не обнаружено состава и все такое… да ну его на хер…

Я, изо всех сил борясь с приступом смеха, сочувственно кивал Витьку, желал ему скорейшего выздоровления, а сам, не без удовольствия думал – а ведь не зря я в последние годы стараюсь держаться подальше от одиноких маленьких детей, а уж в лифте с ними даже не здороваюсь…

© Grubas

Картина дня

))}
Loading...
наверх