Так получилось

Чаку было совершенно не понятно, почему дверь подъезда, через которую они столько раз возвращались с прогулки - закрыта. Он сидел напротив обшарпанной коричневой двери. «Может, всё-таки ошибся?» - подумал он. «Нет!» - уверенно ответил сам себе. Запахи говорили - этот.  «Просто нужно ещё немного подождать и хозяин вспомнит, что зачем-то отвёз меня на машине в лес и оставил меня там. Это игра! Но я нашёл. Теперь жду!». Пошёл снег. Лапы Чака мёрзли все сильнее и сильнее. Тело предательски дрожало, не спасала даже шерсть.

 
 
«Главное - не думать про голод. Сейчас они как увидят меня, как обрадуются. Да как дадут большую вкусную косточку… ».  Трясущаяся некрупная собака подошла к сугробу,  и стала есть снег. Снег таял в пасти, пить хотелось меньше, но становилось еще холоднее. Хотя, куда ещё больше. «Сейчас меня запустят, и я лягу рядом с огромной белой батареей. Но сначала косточка. И суп. А потом буду на них всех рычать. Я понимаю, конечно, что игра. Тренировали меня. Но я искал наш двор несколько ночей. Вчера прошмыгнул в открытую дверь подъезда, согреться. Утром проснулся от удара ногой дворника в бок. Заскулил. Сил не было даже укусить его. Люди  странные. Когда я на поводке с хозяином, то почти каждый человек на улице мне улыбнётся, поздоровается с хозяином. А когда один, все с ненавистью смотрят, а этот даже пнул. Теперь бок болит. Зараза, блин!».
 
Собака несколько часов неподвижно смотрела на дверь подъезда. Из неё никто не выходил и не входил. Чак начал тихонечко скулить. Мыслями он уже был сыт и в тепле. «Нужно только чуть-чуть подождать. Чуть-чуть». Началась метель. Чак уже почти не чувствовал лап. Он лёг, свернулся клубочком. Постепенно его сознание улетало куда-то далеко, далеко. Он свою задачу выполнил. Да, было сложно, но он нашёл свой подъезд. Он – молодец. Надо поспа...
 
 
***
 
Виктор Михайлович был в квартире один. Дел было неимоверно много: нужно было посмотреть телевизор, попить чаю, потом опять посмотреть телевизор, потом опять чаю, потом поспать и снова попить чаю... Больше на сегодня дел не было. Да что уж – на ближайшие лет десять распорядок дня был один и тот же. Раньше - вот это да! Водитель электропоезда. Он вёз людей с окраин в самое сердце города. Он был частью огромной кровеносной системы мегаполиса. А, главное, он был нужен. 
 
«Ничего!» - успокаивал он сам себя: «Скоро весна. Рассаду посажу. Там уже дачный сезон не за горами. Чуть-чуть и перезимую!». Он пошёл на кухню. Поставил кипятить чайник. Раньше во время кипячения можно было с кем-то поговорить, поворчать. А сейчас его словно обманули. Поспешили. Предательски оставив его одного. 
 
Чайник вскипел. Виктор Михайлович привычным движением открыл тумбочку, где должна лежать заварка. Её не было. Точнее, коробочка была – а заварки в ней не было.
 
- Тьфу, ты ёлки-моталки. Кончилась. Надо в магазин идти, - радостно подумал он. Быстро одевшись, он вышел из квартиры. В подъезде перегорела лампочка, а может быть, опять украли. «Надо новую вкрутить. На обратном пути» - подумал он.
 
Открыв двери подъезда и сделав несколько шагов вперёд, Виктор Михайлович обо что-то споткнулся и чуть не упал. 
 
- Ёлки-моталки! - пробурчал он. Что-то оказалось собакой, заметенной снегом. Снег не таял. 

- Чак! - Виктор Михайлович узнал соседского пса. 
 
- Чак, ты чего?! Совсем тебе плохо? Погоди, я в домофон твоим хозяевам позвоню. - Он подбежал к домофону и набрал квартиру Чака. Никто не отвечал. Потом набрал номер соседей. Там ответили.

- Это сосед ваш. Не знаете где соседи ваши, из 64? У них тут собака чуть не замерзла! 

- Так они съехали. Развод вроде. Квартира продаётся. 

- Ёлки-моталки! Спасибо. 

Виктор Махайлович снял с себя пуховик. Положил рядом с собакой. Аккуратно перчаткой смахнул снег, переложил Чака на пуховик. Кажется, собака не дышала. 
 
- Тьфу ты, ёлки-моталки! Чак, дыши! 
 
Он затащил его в подъезд. К батарее. Гладил по замерзшей шерсти. По пути постучал в первую попавшую дверь квартиры. Дверь открыла соседка Нина. 
 
- Виктор Михайлович, что случилось? 

- Нина, собака... Я вас очень прошу. Найдите ближайшую ветеринарку, и вызовите нам такси. 
 
***
 
- Алло, Елена?

- Да, а это кто?

- Это ваш сосед из 72 квартиры. Виктор Михайлович. Мне ваш телефон Нина дала. 

- А, здравствуйте Виктор Михайлович. 

- Я по поводу Чака. 

- Это к Михаилу. Я никогда не хотела эту тупую собаку.

- Хм... Мы сейчас в ветери...

- Виктор Михайлович, этот дебил не может заработать даже на ипотеку... И тут на! Собаку купил. Вы знаете, что я несколько лет тянула семью на своём горбу?! Попросила его избавиться от псины... А он даже этого сделать не может! Всего доброго!
 
***
 
- Алло, Михаил? Это Виктор Михайлович. Сосед. Бывший. Чак домой прибежал! 

- Вы путаете. Наш Чак в лесу потерялся.

- Я уверен, что это Чак!

- Нет, этого не может быть.

- Ясно.... Нельзя так с ними.

- Я не понимаю вас?!

- Всё ты понимаешь. Я рад, что у меня не стало таких соседей.
 
***
 
Уже несколько месяцев Чак жил в новом доме. Кончики ушей он потерял, ну, и на две лапы до сих пор больно было наступать, но ничего, он привык. Собаки во дворе ему растолковали, да-да, у собак тоже есть своё комьюнити - собаки! И они общаются. Это вовсе не игра была. Вернее так, это была игра двух взрослых людей, в которой Чаку нужно было выполнить команду «умри». Только по-настоящему. 
 
Ещё Чак под деревьями вынюхал, а вы, поди, думаете, у собак нет своего интернета? Что у него новый хозяин. В инструкции говорилось, с хозяином надо гулять три раза в день. Он - не молодой, и чтобы не залипал к телевизору, Чак тренировал его бегом.  «Забавные они, эти люди. Те вроде улыбались, но чуть жизни не лишили. Этот всегда недовольный. Бубнит постоянно. На самом деле, добрый и хороший. Чак не дурак: тех кусать, этого любить!».
 
***

В дверь Виктору Михайловичу постучали.
 
- Виктор Михайлович, это Михаил. Я ща живу с женщиной. У неё ребёнок. Девочка собаку хочет. Давайте я Чака заберу у вас. Извините, что так получилось. Сколько я должен за ветеринарку?

- Михаил, не понимаю Вас. 

- Так получилось... Я мало зарабатывал и ...

- Собаке без разницы, сколько ты зарабатываешь... Чак в лесу потерялся.

- Виктор Михайлович, вон же он лежит на подстилке. 

- Это Норрис, а Чака ты потерял.

- Чак, ко мне!
 
Собака, лёжа на подстилке, не двинулась с места. Только оскалила зубы. 

- Михаил, вам пора. Я бы вам советовал к врачу зайти. Сердце проверить.

- А что не так с моим сердцем?

- Мне кажется, его нет.

(с) Александр Бессонов

Источник ➝

Кариша

Когда в твоей жизни было уже много собак хороших и разных, когда ты побегал за ними, потом с ними, поскакал через барьеры и сдал с ними ОКД и ( даже!) ЗКС, то ты начинаешь чуток наглеть и борзеть от своих умений. Ты начинаешь чувствовать себя почти гуру кинологии - типа плавализнаем! И тут

Господь лукаво, по доброму улыбается в усы и посылает тебе его.
УРОК по имени Кариша.

Кариша попала к нам по объявлению. После смерти своей любимой боксёрки Боны, мою дочь лихорадило желание купить собаку. Пустоту в квартире нужно было немедленно заполнить.

А тут объявление о продаже щенка. Тигровый боксёр, девочка четыре месяца. Подрощенная, приучена к выгулу, то, что доктор прописал.
И мы поехали смотреть. Щенок был такой жалкий, худой и сгорбленный, что вопрос брать или не брать не стоял. Хозяйка сунула нам в руки щенячку, взяла деньги и быстро закрыла за нами дверь. Так мы заполучили свой суровый урок - Каришу.

Уже дома мы выяснили, что щенку не четыре, а шесть месяцев. Дрожащее, костлявое существо, передвигающееся по квартире на полусогнутых лапках и умирающее от страха от любого звука. Приученное к выгулу, ага. И началась наша совместная жизнь - борьба. Откормить и научить не падать в обморок на улице от любого звука было не самым сложным делом. Через месяц щенок стал внешне походить на боксёра, обрёл приятные округлые формы и научился весело скакать по всей квартире, играть с мячиком и верёвочками и встречать дочь с работы с сухим полом. Я каждый день ездила на другой конец Москвы и гуляла с Каришей, стараясь научить её элементарным собачьим навыкам и примирить с огромным и полным опасностей миром. Дома Кариша показывала чудеса сообразительности и понимания.

Ее огромные карие глаза смотрели на меня и дочь с таким подкупающим желанием понять и всё сделать правильно, что можно было утонуть в умилении. Вот только оставаться в квартире одна она была категорически не согласна.

Кариша оказалась собакой - истериком. Идеальная в присутствии людей, она превращалась в монстра хаоса, стоило закрыть за собой дверь. Квартира становилась полем битвы собаки и её воображаемых монстров. Двери, мебель, посуда - всё шло в бой. Мы ругались, ласкали, плакали, отчаивались, грозили усыпить, обнимали, целовали, пытались приучить, снова рыдали.
Всё было напрасно.

А потом появился он. Божество мужского пола. Так, своё сердце и душу и все лапы Кариша безвозвратно отдала не мне (которая воспитывала и гуляла) не своей хозяйке, а моему будущему зятю. У него никогда не было собак и он в них ничего не понимал, в принципе не очень их любил, но кого это волновало? Уж точно не 22 килограмма сучьей преданности.

Это была безусловная любовь. Не ответить на неё было просто немыслимо. Любое сердце дрогнет от такого обожания, да и богом побыть очень приятно для мужского самолюбия. Пусть и собачьим богом. Вертлявая и неугомонная, она блаженно замирала на руках у Него, боясь пошевелиться и спугнуть редкое счастье. Поездки в поезде на дачу становились бесплатным цирком для всех пассажиров вагона.
- Хозяин! Все видят, какой у меня хозяин?!
Кариша с гордостью восседала у ног своего божества, вывалив язык и умирая от обожания.
- Уходит, люди, уходит! Куда, зачем, за что! Ой, ох, аааааааааа! Уууу!
Это зять вышел в тамбур покурить.
- Пришёл, вернулся, счастье, мой ! Люблю, не могуумрупрямсейчас!
Она писалась от эмоций и лезла целовать своего идола.

Вот так они и жили. Нет, Кариша не смогла примириться с одиночеством в квартире. Она продолжала качественно громить квартиру и однажды ночью разобрала на доски старый немецкий дубовый шкаф. Дочь с зятем вернулись с какой-то вечеринки и у дверей встретили соседку. Она с возмущением пообещала вызвать участкового, если они не перестанут по ночам двигать мебель.
- Да, нас и дома-то не было ночью, что вы врете! Мы только что вернулись.

С этими словами дочь распахнула дверь и споткнулась об обезображенный труп шкафа. Нужно было что-то решать.
Выход подсказали друзья-собачники. Была приобретена огромная клетка, которая заняла половину гостиной. В клетке Кариша как-то могла существовать в отсутствие людей. Мы накрывали клетку пледом и там, в этой пещере собачьи монстры уже не так пугали бедную сумасшедшую псину.

Когда родилась моя внучка и домой дочь вернулась с младенцем, Кариша обиделась. Она отвернулась и дня два не разговаривала с предателями.
А потом... потом она стала самой лучшей на свете нянькой. Она облизывала маленькие ножки, бежала на кухню, чтобы рассказать, что ребёнок в спальне заплакал, она подставляла своё тело, чтобы внучка держалась за неё, делая свои первые шаги. Она перенесла часть своего обожания с хозяина на его дитя. Терпеливо переносила боль, когда цепкие детские руки тянули за уши или лапы. Любимые игрушки, мячики - всё она приносила внучке, всем была готова поделиться.

Когда Тоше исполнилось три года, зять уехал в длительную командировку.

А Кариша заболела. Стала вялой, плохо ела.

Ветеринар поставил оглушающий диагноз - лимфогранулематоз. Рак лимфоузлов. Самый жестокий, самый беспощадный и быстрый. Две недели, всего две недели превратили нашу весёлую собачью девочку в скелет, обтянутый полосатой шкуркой. Как она ждала своего господина, свою любовь! В гостиной стояло большое кресло, в котором она обычно спала. Вот в нем она и лежала, не желая уходить не повидав своего человека.

Она дождалась. Когда он открыл дверь, она уже не смогла идти, просто упала со своего кресла ему под ноги.

Иногда нам даже представить невозможно, где мы повстречаем самую большую свою любовь.

А она приходит в черно-рыжей, полосатой шкуре смешной собаки, похожей на вертлявую обезьянку...

Кариша, спасибо тебе, мы выучили этот урок!


© Вера Полетаева

Картина дня

))}
Loading...
наверх