"Курт — камень, спасший жизни"

Когда в 1990 году бывшая заключенная Акмолинского лагеря жен «изменников» родины Гертруда Платайс приехала в Казахстан, она впервые рассказала сотрудникам музея «АЛЖИР», как в первый раз увидела местных казахов и как они отнеслись к заключенным женщинам.

Однажды, когда одним буранным зимним утром женщины-узницы под усиленным конвоем собирали камыш на берегу озера Жаланаш для постройки бараков, из зарослей камыша выскочили старики и дети — местные жители соседнего казахского села Жанашу. Дети по команде старших стали забрасывать камнями измученных женщин (для выполнения нормы в 40 снопов камыша приходилось работать на морозе по 17–20 часов в сутки).

Конвоиры начали громко смеяться: мол, видите, вас не только в Москве, вас и здесь, в ауле, даже дети не любят.

«Было очень обидно и больно и, в первую очередь, морально», — вспоминали Гертруда Платайс и другие бывшие узницы. Так повторялось несколько дней. Оскорбленным узницам лишь оставалось взывать к судьбе, жалуясь на несправедливость одурманенных и озлобленных сталинской пропагандой казахов...
Однажды, уворачиваясь от летевших на них камней, обессиленная Гертруда споткнулась и упала лицом в эти камешки. Уткнувшись в них, она вдруг почувствовала запах творога, и поняла что эти самые камни пахнут... сыром и молоком! Она взяла кусочек и положила в рот – он показался ей очень вкусным.

Она собрала эти камушки и принесла в барак. Там были и заключенные женщины-казашки. Они сказали, что это курт — высушенный на солнце соленый творог. Оказывается, рискуя жизнью собственных детей, сердобольные казахи, не найдя другого способа как именно таким образом, не вызывая подозрений у надзирателей, делились с узницами последним, что у них было, — куртом, чтобы хоть как-то поддержать голодных бедных женщин, поскольку сами в 1930-х годах узнали голод и лишения.

Втайне от надзирателей они оставляли для узниц под кустами кусочки вареного мяса, толокно, курт, лепешки. Благодарность к казахскому народу, рассказывали женщины, они пронесли через всю жизнь.

«Все лагеря плохие, но именно в казахстанских выживали многие и, в первую очередь, благодаря казахам. Они на себе испытали голод, холод, лишения», — признавались они.

Воспоминания Гертруды Платайс легли в основу стихотворения «Курт — драгоценный камень».

О, Господи, да это ведь не камень.
От него так пахнет молоком.
И в душе затрепетал надежды пламень,
А в горле встал ком.

Так вот что придумали старики!
Вот за что женщины детьми рисковали!
Они нас от болезни берегли,
Они нас от безверия спасали.

Они поняли, что мы не враги,
А просто несчастные женщины.
И чем смогли – помогли,
Поразив нас своей человечностью.

Я молча поползла по льду,
Собирая драгоценные камни.
Теперь я отвратила от них беду,
Спасая их от охраны.

А ночью в холоднейшем бараке,
На оскверненной палачами земле,
Я, немка, молилась мусульманскому богу,
Да ничего не просила себе.

Я просила старикам здоровья,
Женщинам-матерям – счастья.
Особенно я молилась за детей,
Чтобы они не видели несчастья.

Я прошла все круги ада,
Потеряла веру и друзей,
Но одно я знаю,
Что только так и надо воспитывать детей.

Раиса Голубева - преподаватель истории
(стихотворение написано по воспоминаниям Гертруды Платайс)

Источник ➝

Меркантильные мужики в ресторане


Недавно наблюдала прелюбопытную картину. Мы сидели с друзьями в одном итальянском ресторанчике, а недалеко от нас притаилась стайка мужчин. Я не знаю, что они там отмечали – честно говоря, было не особенно интересно. Может, повышение одного из них, а, может, день рождения. Я обратила на них внимание в самом конце, когда один из молодых людей потребовал счет.

Он произнес какую-то фразу, типа «Я заплачу за всех». И послушный официант тут же предоставил ему терминал для оплаты заказа. Более того, развратной рукой мужчина залез в свой бумажник, и положил несколько новеньких тысяч наличными – на чай!
От такого у меня, скажу прямо, перехватило дыхание.

Ведь согласно многочисленным комментарием мужчин в интернете, означать это может только одно – полное согласие всей компании на оказание каких-то интимных услуг! Вы представляете, что задумал этот незнакомец! Воображение рисовало мне самые невообразимые, самые разнузданные картины происходящего. Это, извините меня, не ресторан, а какое-то античное безобразие.

Однако, к моему удивлению, мужчины стали расходиться. Они даже не предпринимали попыток как-то незаметно сунуть потраченное в карман принимающей стороны. Не переводили ничего на карту – я специально наблюдала. Просто вставали и уходили. Никто из них не думал, как именно будет обслуживать хозяина вечера в гостинице. Никого из них не трясли, как грушу. Более того, ни у кого не было ни к кому никаких претензий. Они просто встали, и ушли, просто поблагодарив хозяина за угощение. На этом томный вечер подошел к концу.

И вот я сижу и думаю теперь про меркантильных баб. Смотрите сами – если мужик поел за счет другого мужика после его слов «я угощаю!» - он никому ничего не должен. Если женщина поела за счет мужика в ресторане после слов «я угощаю», она, в лучшем случае, меркантильная. Бытовая проститутка. Пустожорка. Почему так?

Сдается мне, что все дело в том, что мужчины, пришедшие поздравить своего друга или коллегу с успехом, для него люди. Их можно угощать. С ними можно договариваться. А вот девушка для многих джентльменов, увы, просто кусок мяса. И договариваться с ней никак нельзя, только подкупить в плане секса, а если не получится, то запугать, наныть. Овеществление человека, оно дорого стоит, знаете ли.

Как думаете, почему в мужских компаниях не возникает проблем, если кто-то угощает или не может заплатить за себя. А вот с дамами чашка кофе с медовиком становится непосильным грузом?

https://morena-morana.li...

Популярное в

))}
Loading...
наверх