Я ПЕРЕСТАЛА ИСКАТЬ ОПРАВДАНИЯ ЛЮДЯМ

Они либо любят вас, либо нет. Они либо заботятся о вас, либо им наплевать. Они либо находят оправдания, чтобы сбежать, либо находят причины, чтобы быть рядом с вами.
 
У меня была привычка оправдывать людей, придумывая всевозможные сценарии, чтобы объяснить их странное или неадекватное поведение. И, конечно, вместо того, чтобы разочароваться в том или ином человеке, верила собственным выдумкам.
 
Но со временем пришла к пониманию, что чем больше оправданий ты придумываешь для окружающих, тем больше испытываешь страданий.
Чем больше лжешь себе, тем больше люди будут лгать тебе.
 
Так я прекратила искать оправдания поступкам других.
 
Перестала расшифровывать закодированные сообщения и читать между строк, потому что люди, которые по-настоящему заботятся о вас, всегда будут говорить вам все напрямую.
 
Перестала относиться с терпением к тем, кто слишком много говорит и слишком мало делает. Перестала верить их словам и начала смотреть только на их действия.
 
Перестала делать исключения для тех людей, которые не делают исключений для меня.
 
Перестала идти на уступки тем людям, которые вспоминают обо мне, только когда им что-то нужно.
 
Перестала стараться быть рядом с теми людьми, которых не было рядом, когда я в них нуждалась.
 
Перестала обращаться к тем людям, которые отвечали на мои звонки и сообщения лишь тогда, когда им этого хотелось.
 
Перестала считать, что люди отвечают на доброту добротой — некоторые люди отвечают на доброту эгоизмом. 
 
Перестала думать, что люди бывают заняты настолько, что даже не могут найти одну минуту, чтобы написать всего несколько слов. Все дело в приоритетах.
 
Перестала верить пустым словам, смысл которых испаряется с восходом солнца.
 
Перестала быть слишком понимающей и стала рациональной.
 
Перестала усложнять свою жизнь и начала ее упрощать.
 
Тот, кому не все равно, найдет способ быть с вами, а тот, кому все безразлично, найдет способ сбежать. Все очень просто.
 
Тот, кто любит вас, докажет вам это. Тот, кто не любит, будет рядом лишь тогда, когда нужна ваша любовь, а получив ее, они забудут о вас.
 
Тот, кто хочет, чтобы вы были частью их жизни, приложит к этому все свои усилия, он будет всегда оставаться на связи с вами, будет помнить события, дни рождения и другие важные даты. Человек, по сути, безразличный к вам, застрянет в «серой зоне» – где-то между людьми незнакомыми и друзьями, или где-то между друзьями и любовниками.
 
Я перестала видеть людей в серых тонах.
 
Люди либо черные, либо белые. Они либо с вами, либо против вас. Они либо любят вас, либо нет. Они либо заботятся о вас, либо им наплевать. Они либо находят оправдания, чтобы сбежать, либо находят причины, чтобы быть рядом с вами.
Источник ➝

ВАСЬ

У Василия умер щенок-подросток. Обычный, ничего особенного.
В захудалом муниципальном приюте, мохнатый и доверчивый Вась, был одиноким, грустным, и никому не нужным.
Слишком большой.
Василий его взял.
Тезки все таки.

Казалось, что с Васем все в порядке, он подрастал, развивался, научился лаять , и к 9 месяцам вырос величиной с хорошего кавказца, ходил на курсы.
Славный пес.
Но тут грянула командировка. Просто как снег на голову.
На 10 дней.

О собачьей гостинице были хорошие отзывы. Деваться некуда, пришлось.

Василий приготовил мешок корма, любимые игрушки, плед и миски. Заплатил. И поехал с неспокойным сердцем.
По телефону отвечали, что все нормально.
Но Василий волновался. А когда вернулся, получил счета, кучу счетов, на 58000. За содержание, лечение, осмотры врачей, лекарства, капельницы. И кремацию.
Он все прочитал.
Его пес умер.
Заболел, лечили, обследовали, снова лечили, даже МРТ делали. Но он умер.
Все.

Василий даже разозлится не смог. Одурел. Словно обухом его по голове стукнуло.
Он пошел в рюмочную, но не дошел. Завернул в магазин. На дороге, возле красной машины, стояла девушка, и плакала, горько, со всхлипами. Так плачут дети.
- Я могу помочь? О чем вы плачете?
- У меня кот умер, 21 год, Его купили за рубль, когда я родилась. А он теперь умер, Вы понимаете? Я хочу уехать, куда глаза глядят. Мне здесь все о нем напоминает.
- А у меня умер пес. Пока я был в командировке. Вот, счета оплатил. И все. Ничего не осталось. И я тоже хочу исчезнуть, уйти, куда глаза глядят.
- Поехали.

Они поехали, куда-то, по Муромке, под начавшимся дождем. На ее красной машине, на которой задние сиденья были застелены светлыми шведскими пледами. У Василия дома были такие же. Они ехали пару часов. Она плакала, и сказала, что уже не видит дороги. Они свернули. Сначала на проселочную, потом к лесу. Дождь то слегка накрапывал, то усиливался, то затихал.
И выглянуло солнце.
Появилась радуга, огромная, во все небо, яркая.
Они стояли, и смотрели.
Он закурил. А она все смотрела и смотрела.

- Знаешь, говорят, что они уходят за радугу, наши звери, - сказала она.
- Не верю я в радугу. Моего сожгли. Адский огонь, и серый пепел, больше ничего, - ответил Василий, а сам подумал, что ей то хоть поплакать можно. А у него и слез нет.
Девушка глядела на радугу, туда в даль. И вдруг, побежала.
Василий продолжал курить. Вернется, никуда не денется.

Она вернулась, минут через 7. Схватила с заднего сиденья дорогой шведский плед.
Толкнула Васю в бок, закричала.
- Не стой истуканом, помоги.
- Ты что, сдурела?
- Побежали, сам увидишь.
Они побежали. И Василий увидел. По тропинке, прямо из за радуги, что -то двигалось. Что-то ужасающе грязное, порванное, в крови, падало, ползло, вставало, и снова двигалось.
Что-то знакомое.

Василий рванул, бежал не разбирая дороги, глотая открытым ртом, комаров. Девушка, со своим белым пледом, осталась далеко позади.
Это что-то уже упало.
Но Василий приметил место. Там, в траве, на тропинке, весь порванный и грязный лежал его Вась. Совершенно точно Вась. Явившийся из-за радуги...

Василий закружился вокруг. Попытался поднять. Грязное, большое, скользкое от глины и крови тело, выскальзывало из рук. Мокрый нос тыкался в ладони. Карие собачьи глаза были полны надежды. Даже начал вилять хвост.
Девушка с белым пледом наклонилась над ними.
- Положи собаку, будет удобней нести.
- Спасибо.
Они ехали в город. Он подумал, что ей придет много штрафов, надо их оплатить. Потом, вдвоем, они толклись у ветклиники. Высокий врач, по имени Иван, капал им обоим корвалол, в пластиковые стаканчики.

- Успокойтесь вы. Кости целы, внутренних кровотечений нет. Истощен, обезвожен, покусан. Но в общем, молодец. Обработали, зашили, прокапаем, и сможете забрать. Вот рентген и УЗИ. Анализы взяли.
- Спасибо , доктор.
- Позвоните о результатах анализов. Надеюсь, пес инфекций не нахватался. А он привит от бешенства?
- Привит. Он комплексной привит, и от бешенства.
- Сбежал, что ли?
- Не знаю. Мне сказали что помер, и документы дали.
- Да уж.

Грязный плед девушка сунула на пол. Пса положили на второй, чистый.
- Едем то куда? И как тебя зовут? Меня зовут Инна.
- Едем на Н-скую. Меня зовут Василий.
- Они уходят за радугу, - сказала Инна, - но иногда возвращаются. Но мой Джем не вернется.
- Он не вернется, - ответил Василий, - я понимаю. А давай поженимся.
- Я согласна. Сначала завезем пса, потом кое-куда заедем.

Возле собачьей гостиницы, Василий долго, сосредоточенно, и без эмоций, бил кулаками по лицу, мужчину.
Потом мужчина, трясущимися руками, отсчитывал деньги, и сквозь разбитые губы шипел, что пожалуется.
- Попробуй, - тихо сказала Инна, и ткнула его кулаком под дых, - закопаем.
- Закопаем, - подтвердил Василий.

В июле Василий и Инна поженились. Скромно, без свидетелей.
Лохматый пес, по имени Вась, свадьбой остался доволен, говяжий гуляш был вкусным...

Картина дня

))}
Loading...
наверх