Навигатор

Банк гудел, как улей. Пожилая цыганка, осмотревшись, решительно направилась в сторону высокого молодого человека в строгом костюме и с бейджем с надписью: «Менеджер Тимофей».

- Красивый, остановись на минуту, всю правду скажу, ничего не утаю.

Юноша удивленно посмотрел на женщину:

- Чем могу помочь?

- Это я могу помочь, - вздохнула цыганка, - такой здоровый, спортивный, неженатый, красавец, эх.

- Что эх? - почему-то занервничал Тимофей.

- Бежать тебе надо.

- Куда?

- Домой, только там спасёшься.

- Простите, я не совсем понимаю, зачем бежать и от кого?

- От неё, - и палец цыганки ткнул за спину Тимофея.

Юноша оглянулся и замер.

В метре позади, деловито листая страницы блокнота, стояла самая настоящая, классическая смерть. В чёрном балахоне и с косой. Что-то подчеркнув карандашом, она подняла голову и церемонно поклонилась:

- Тимофей Скоробегов, проживаете по улице Хохломской росписи, дом 15, квартира 44, 7 этаж?

- Да, - еле слышно ответил парень.

- Ну что ж, - смерть удовлетворенно хрустнула плечами, - я, собственно…

- Беги! – не своим голосом завопила цыганка.

И Тимофей побежал. Не обращая внимания на выпученные глаза охранника и удивленного шефа, парень, едва не выбив стеклянную дверь, выскочил на улицу.

«Такси? Маршрутка? Своим ходом?» - мысли лихорадочно суетились в голове, мешая сосредоточиться.

- Ты определился? – раздалось над ухом.

Повернув голову, Тимофей увидел, что смерть стоит рядом, невозмутимо ковыряя зубочисткой там, где когда-то было ухо.

- А!

И ноги сами собой понесли юношу в сторону родной многоэтажки.

- На улицу Хохломской росписи дом 15, квартира 44, 7 этаж, - уточняюще скрипнуло за спиной.

Говорят, что в критические минуты у человека просыпаются невероятные возможности. Кто-то поднимает одной рукой автомобиль, кто-то громко и отчетливо всё высказывает теще прямо в лицо. А Тимофей побил все мыслимые и немыслимые рекорды скорости.

Перепрыгивая через скамейки и лавируя между сигналящими автомобилями, прокатившись под мусоровозом и обогнув едва не проглотившего свисток сотрудника дорожной полиции, юноша бежал так, что у бродячей собаки порывом воздуха из пасти выдернуло кость!

- Почему я? – истерично билась в голове запоздалая мысль. - Не пью, не курю, занимаюсь спортом, веду здоровый образ жизни. Даже мяса не ем.

- А вот зря, много потерял, - щелкнуло зубами справа.

Это смерть невозмутимо лавировала по тротуару на электросамокате.

От неожиданности Тимофей едва не влетел в фонарный столб.

- Аккуратнее, молодой человек, - погрозила пальцем костлявая. - Совсем не хочется писать объяснительные и доказывать, что нос сломан по вашему велению и по вашему хотению. Хм, прямо как в сказке.

Смерть на секунду остановилась, смакуя удачную фразу, а Тимофей, взвизгнув, стартанул на третьей космической.

- Интересно, что укажут в причинах смерти?

Метрах в ста впереди уже виднелась родная многоэтажка.

- Инфаркт? Но с сердцем проблем никогда не было. Инсульт? И с сосудами все нормально.

Парень на секунду замер у подъезда и оглянулся: никого.

- Всё-таки, от чего я умру? От гриппа, простуды. Или …

- От паяльной лампы.

Услышав знакомый скрипучий голос, Тимофей икнул и, в доли секунды открыв дверь, забежал в подъезд.

- «Только бы успеть, только бы успеть», - шептал он, перелетая через ступеньки.

А смерть, издевательски приподняв балахон, весело прыгала следом, задорно напевая:

- Тырьям Тырьярим Там Тырьям, Тырьям Тырьярим Там Тырьям.

Остановившись у своей квартиры, Тимофей быстро открыл замок и, бросившись внутрь, захлопнул дверь.

- «Теперь не достанет!»

- Тук! Тук! Тук! – забарабанило снаружи.

- Кто там? – еле слышно выдохнул юноша.

- Сова, открывай, медведь пришёл!

- Что? – удивленно переспросил Тимофей.

- Что-что, - возмущенно раздалось за дверью, - открывай, говорю!

- Нет!

- Ну, сам напросился. Включайте музыку, господа присяжные заседатели, я вхожу.

И на глазах изумлённого юноши дверь растворилась, превратившись в зыбкое марево. Оно переливалось всеми цветами: от ослепительно белого до глубочайшего ультрамарина, от сиреневого до…

- Голубого, - хмыкнула смерть и, посмотрев на обливавшегося потом юношу, добавила, - красиво бежал, молодец. Только уши прикрой.

- Зачем? – не понял Тимофей.

- Как хочешь, - невозмутимо пожала плечами костлявая и, вставив два пальца в рот, свистнула, - хомяк!

- Хомяк? – не поверил юноша.

- Ты всегда переспрашиваешь? – огрызнулась смерть и, пританцовывая, направилась в комнату, - эй, дружок, ты слишком много кушал, я пришла, родимый, за тобой.

- Хомяк? – парень, выпучив глаза, смотрел на то, как щеки его питомца безжизненно обвисли, а ротик открылся в последний раз, выпустив на белый свет два шурупа, батарейку и четыре пуговицы.

- Вот они где, а я обыскался, - пробормотал Тимофей и повернулся к смерти, - значит, вы гнались за мной только для того, чтобы забрать Петровича?

- Красиво назвал питомца, респект, - хмыкнула та, - и никто за тобой не гнался, подумаешь, побыл чуток навигатором.

- Кем?

- Навигатором, - повторила смерть, - скучно мне, понимаешь? Каждый день одно и тоже. А тут разнарядка на твоего хомяка. Ехать за ним на такси? Дорого. Взять карту? Старо и неактуально. Вот и добавила немножко креатива в повседневную рутину. Ведь классно повеселились, а?

- Не то слово, - вытер пот Тимофей, - получается, и цыганка от вас?

- С чего вдруг? - удивилась смерть. - Они сами везде под ногами путаются. А в случае с тобой просто совпало прикольно. Ладно, бывай.

- Ага, - выдохнул юноша.

- И на будущее совет - лучше черепаху заведи, они живут долго.

- В смысле? - не понял Тимофей.

- Нервы у тебя ни к чёрту, - и, подмигнув, костлявая гостья скрылась за дверью.

Пытаясь унять колотившееся сердце, парень обессиленно уселся прямо на пол. В ушах всё еще стоял жуткий скрипучий голос…

- С твоим Петровичем о главном совсем позабыла. Я чего приходила-то.

Увидев сверкнувшую над ним косу, Тимофей заорал от ужаса.

- Саечка за испуг, вот теперь всё, - и, расхохотавшись, смерть исчезла за дверью.


© Андрей Авдей

Источник ➝

ВАСЬ

У Василия умер щенок-подросток. Обычный, ничего особенного.
В захудалом муниципальном приюте, мохнатый и доверчивый Вась, был одиноким, грустным, и никому не нужным.
Слишком большой.
Василий его взял.
Тезки все таки.

Казалось, что с Васем все в порядке, он подрастал, развивался, научился лаять , и к 9 месяцам вырос величиной с хорошего кавказца, ходил на курсы.
Славный пес.
Но тут грянула командировка. Просто как снег на голову.
На 10 дней.

О собачьей гостинице были хорошие отзывы. Деваться некуда, пришлось.

Василий приготовил мешок корма, любимые игрушки, плед и миски. Заплатил. И поехал с неспокойным сердцем.
По телефону отвечали, что все нормально.
Но Василий волновался. А когда вернулся, получил счета, кучу счетов, на 58000. За содержание, лечение, осмотры врачей, лекарства, капельницы. И кремацию.
Он все прочитал.
Его пес умер.
Заболел, лечили, обследовали, снова лечили, даже МРТ делали. Но он умер.
Все.

Василий даже разозлится не смог. Одурел. Словно обухом его по голове стукнуло.
Он пошел в рюмочную, но не дошел. Завернул в магазин. На дороге, возле красной машины, стояла девушка, и плакала, горько, со всхлипами. Так плачут дети.
- Я могу помочь? О чем вы плачете?
- У меня кот умер, 21 год, Его купили за рубль, когда я родилась. А он теперь умер, Вы понимаете? Я хочу уехать, куда глаза глядят. Мне здесь все о нем напоминает.
- А у меня умер пес. Пока я был в командировке. Вот, счета оплатил. И все. Ничего не осталось. И я тоже хочу исчезнуть, уйти, куда глаза глядят.
- Поехали.

Они поехали, куда-то, по Муромке, под начавшимся дождем. На ее красной машине, на которой задние сиденья были застелены светлыми шведскими пледами. У Василия дома были такие же. Они ехали пару часов. Она плакала, и сказала, что уже не видит дороги. Они свернули. Сначала на проселочную, потом к лесу. Дождь то слегка накрапывал, то усиливался, то затихал.
И выглянуло солнце.
Появилась радуга, огромная, во все небо, яркая.
Они стояли, и смотрели.
Он закурил. А она все смотрела и смотрела.

- Знаешь, говорят, что они уходят за радугу, наши звери, - сказала она.
- Не верю я в радугу. Моего сожгли. Адский огонь, и серый пепел, больше ничего, - ответил Василий, а сам подумал, что ей то хоть поплакать можно. А у него и слез нет.
Девушка глядела на радугу, туда в даль. И вдруг, побежала.
Василий продолжал курить. Вернется, никуда не денется.

Она вернулась, минут через 7. Схватила с заднего сиденья дорогой шведский плед.
Толкнула Васю в бок, закричала.
- Не стой истуканом, помоги.
- Ты что, сдурела?
- Побежали, сам увидишь.
Они побежали. И Василий увидел. По тропинке, прямо из за радуги, что -то двигалось. Что-то ужасающе грязное, порванное, в крови, падало, ползло, вставало, и снова двигалось.
Что-то знакомое.

Василий рванул, бежал не разбирая дороги, глотая открытым ртом, комаров. Девушка, со своим белым пледом, осталась далеко позади.
Это что-то уже упало.
Но Василий приметил место. Там, в траве, на тропинке, весь порванный и грязный лежал его Вась. Совершенно точно Вась. Явившийся из-за радуги...

Василий закружился вокруг. Попытался поднять. Грязное, большое, скользкое от глины и крови тело, выскальзывало из рук. Мокрый нос тыкался в ладони. Карие собачьи глаза были полны надежды. Даже начал вилять хвост.
Девушка с белым пледом наклонилась над ними.
- Положи собаку, будет удобней нести.
- Спасибо.
Они ехали в город. Он подумал, что ей придет много штрафов, надо их оплатить. Потом, вдвоем, они толклись у ветклиники. Высокий врач, по имени Иван, капал им обоим корвалол, в пластиковые стаканчики.

- Успокойтесь вы. Кости целы, внутренних кровотечений нет. Истощен, обезвожен, покусан. Но в общем, молодец. Обработали, зашили, прокапаем, и сможете забрать. Вот рентген и УЗИ. Анализы взяли.
- Спасибо , доктор.
- Позвоните о результатах анализов. Надеюсь, пес инфекций не нахватался. А он привит от бешенства?
- Привит. Он комплексной привит, и от бешенства.
- Сбежал, что ли?
- Не знаю. Мне сказали что помер, и документы дали.
- Да уж.

Грязный плед девушка сунула на пол. Пса положили на второй, чистый.
- Едем то куда? И как тебя зовут? Меня зовут Инна.
- Едем на Н-скую. Меня зовут Василий.
- Они уходят за радугу, - сказала Инна, - но иногда возвращаются. Но мой Джем не вернется.
- Он не вернется, - ответил Василий, - я понимаю. А давай поженимся.
- Я согласна. Сначала завезем пса, потом кое-куда заедем.

Возле собачьей гостиницы, Василий долго, сосредоточенно, и без эмоций, бил кулаками по лицу, мужчину.
Потом мужчина, трясущимися руками, отсчитывал деньги, и сквозь разбитые губы шипел, что пожалуется.
- Попробуй, - тихо сказала Инна, и ткнула его кулаком под дых, - закопаем.
- Закопаем, - подтвердил Василий.

В июле Василий и Инна поженились. Скромно, без свидетелей.
Лохматый пес, по имени Вась, свадьбой остался доволен, говяжий гуляш был вкусным...

Картина дня

))}
Loading...
наверх