Дед

Алешу Гранкина на фронт в 1943 году провожала мать, пятилетняя сестренка Маня и дед Федор восьмидесяти пяти лет от роду. Мать, Дарья Михайловна, плакала, судорожно вцепившись в сына. Она все никак не могла отпустить его от себя. На этом вокзале за последние два года она уже была дважды. Сначала ушел муж, потом старший сын Борис, а теперь и в третий раз провожает. На днях Алеше повестка пришла.

- Господи, - плакала Дарья, - еще одного мужика провожаю. Что же это творится-то?

На вокзале все кричали, плакали, и в этой суматохе поначалу никто не заметил исчезновения деда Федора.

Только когда ушел поезд и провожавшие медленно побрели с вокзала, Маня, девчушка лет пяти, вдруг воскликнула:

- Мамка, а где дедушка-то наш? Куда подевался?

Дарья завертела головой во все стороны. И впрямь, нет ее свекра. Где же он? Вот только рядом стоял. Куда пропал?

- Дарья, ты чего? - соседка баба Клава заметила, как заволновалась Дарья. - Чего потеряла?

- Не чего, а кого, - по-прежнему вертела головой Дарья.- Ты свекра моего не видела?

- Да здесь он был, Алешку обнял, потом отвел его в сторону, что-то наказывал ему, я видела, - пожала плечами баба Клава.

- Это я тоже видела, - произнесла растерянно Дарья, - а потом что было?

Рядом с Дарьей уже собралась толпа односельчан. Люди взволнованно переговаривались между собой, строили предположения. И вдруг Маня восторженно крикнула:

- Мамка, а может он с Алешкой уехал на войну немцем убивать?

При этом детском возгласе толпа людей резко замолчала.

- Ты что плетешь-то? - опомнилась мать. - С чего это ты взяла? Не мели, чего попало, - и дала дочери подзатыльник.

Маня захныкала.

- Подожди, Дарья, - осадил женщину конюх Иван Моргунов, тоже провожавший сына, - а может и вправду Федор того...?

- Господи, - прошептала Дарья, - это что же творится такое? Как мальчишка...на фронт уехал? Тайком? Господи, как мальчишка...

Федор Иванович Гранкин, на самом деле, тайком пробрался в военный вагон, воспользовавшись суматохой. Удивительно, что по дороге на вокзал никто из односельчан не заметил у старика за спиной добротного мешка, в который Федор Иванович сложил необходимые вещи: смену белья. запасные портянки, махорку, ложку, кружку. Много лет назад, в 1914 году он уже собирал такой мешок. Было ему тогда уже 56 лет. А первый раз Федор воевал в Крымскую войну. Девятнадцатилетнего парня впервые призвали в 1877 году.

На пересыльном пункте Федор Иванович осторожно подошел к толпе солдат, в которой увидел и своего внука Алексея.

-Дед? - Алексей в изумлении уставился на Федора Ивановича. - Ты чего здесь делаешь?

Дед молчал, не зная, что сказать. Только стоял, усмехался в бороду и разводил руками.

-Вот, Алешка, решил я вместе с тобой... Домой не вернусь, будем вместе теперь немчуру бить

-Ты что? Сбежал что ли? - Алексей все никак не мог поверить, что его дед тут, рядом с ним. Он посмотрел на стоявших рядом парней, как бы ища поддержки у них. Но они тоже выглядели растерянными.

К солдатам подошел командир батальона.

-Что случилось? Почему стоите здесь? Получайте обмундирование! - Он заметил Федора:

-А вы, провожаете кого?

Федор замялся:

-Нет, я воевать с внуком...Домой не вернусь!

- Сколько вам лет? - командир батальона хмуро смотрел на старика-добровольца.

- Восемьдесят пять, - вздохнул Федор Иванович.

- Это что шутка, старик? Так не время сейчас шутить, - командир батальона покачал головой. - Я прикажу вас отправить домой, сейчас же!

Старик покачал головой.

- Не нужно, командир. Я все равно сбегу. Лучше зачисли меня в отряд как добровольца. Я уже две войны прошел. Стреляю отлично. Георгиевский крест имею. Награды еще с Турецкой...Так, что прошу зачислить меня снайпером. Никаких поблажек не прошу, буду воевать со всеми на равных.

...Федор Иванович Гранкин прошел войну снайпером. С одного выстрела укладывал немцев. У него была своя тактика. Он очень обстоятельно выбирал место, как будто что-то высчитывал, ложился и ждал. Долго мог ждать, часами лежал без движения, но попадал всегда без промаха с одного выстрела. В отряде солдаты уважительно звали Федора Дедом.

В 1945 году он с внуком Алешей ехал домой в теплушке. Уставившись в окно, как-то произнес: "Ну, вот и все, Алешка. Живы с тобой остались и Победу везем домой. Дай Бог, чтобы последняя война эта была. Наверно, следующую бы я не выдюжил уже.

-Ты-то, дед, не выдюжил? - Алексей рассмеялся.- Что-то сомневаюсь я уже в этом.

 Бесконечно горжусь нашим народом! (Д.Л.)

Источник

Кариша

Когда в твоей жизни было уже много собак хороших и разных, когда ты побегал за ними, потом с ними, поскакал через барьеры и сдал с ними ОКД и ( даже!) ЗКС, то ты начинаешь чуток наглеть и борзеть от своих умений. Ты начинаешь чувствовать себя почти гуру кинологии - типа плавализнаем! И тут

Господь лукаво, по доброму улыбается в усы и посылает тебе его.
УРОК по имени Кариша.

Кариша попала к нам по объявлению. После смерти своей любимой боксёрки Боны, мою дочь лихорадило желание купить собаку. Пустоту в квартире нужно было немедленно заполнить.

А тут объявление о продаже щенка. Тигровый боксёр, девочка четыре месяца. Подрощенная, приучена к выгулу, то, что доктор прописал.
И мы поехали смотреть. Щенок был такой жалкий, худой и сгорбленный, что вопрос брать или не брать не стоял. Хозяйка сунула нам в руки щенячку, взяла деньги и быстро закрыла за нами дверь. Так мы заполучили свой суровый урок - Каришу.

Уже дома мы выяснили, что щенку не четыре, а шесть месяцев. Дрожащее, костлявое существо, передвигающееся по квартире на полусогнутых лапках и умирающее от страха от любого звука. Приученное к выгулу, ага. И началась наша совместная жизнь - борьба. Откормить и научить не падать в обморок на улице от любого звука было не самым сложным делом. Через месяц щенок стал внешне походить на боксёра, обрёл приятные округлые формы и научился весело скакать по всей квартире, играть с мячиком и верёвочками и встречать дочь с работы с сухим полом. Я каждый день ездила на другой конец Москвы и гуляла с Каришей, стараясь научить её элементарным собачьим навыкам и примирить с огромным и полным опасностей миром. Дома Кариша показывала чудеса сообразительности и понимания.

Ее огромные карие глаза смотрели на меня и дочь с таким подкупающим желанием понять и всё сделать правильно, что можно было утонуть в умилении. Вот только оставаться в квартире одна она была категорически не согласна.

Кариша оказалась собакой - истериком. Идеальная в присутствии людей, она превращалась в монстра хаоса, стоило закрыть за собой дверь. Квартира становилась полем битвы собаки и её воображаемых монстров. Двери, мебель, посуда - всё шло в бой. Мы ругались, ласкали, плакали, отчаивались, грозили усыпить, обнимали, целовали, пытались приучить, снова рыдали.
Всё было напрасно.

А потом появился он. Божество мужского пола. Так, своё сердце и душу и все лапы Кариша безвозвратно отдала не мне (которая воспитывала и гуляла) не своей хозяйке, а моему будущему зятю. У него никогда не было собак и он в них ничего не понимал, в принципе не очень их любил, но кого это волновало? Уж точно не 22 килограмма сучьей преданности.

Это была безусловная любовь. Не ответить на неё было просто немыслимо. Любое сердце дрогнет от такого обожания, да и богом побыть очень приятно для мужского самолюбия. Пусть и собачьим богом. Вертлявая и неугомонная, она блаженно замирала на руках у Него, боясь пошевелиться и спугнуть редкое счастье. Поездки в поезде на дачу становились бесплатным цирком для всех пассажиров вагона.
- Хозяин! Все видят, какой у меня хозяин?!
Кариша с гордостью восседала у ног своего божества, вывалив язык и умирая от обожания.
- Уходит, люди, уходит! Куда, зачем, за что! Ой, ох, аааааааааа! Уууу!
Это зять вышел в тамбур покурить.
- Пришёл, вернулся, счастье, мой ! Люблю, не могуумрупрямсейчас!
Она писалась от эмоций и лезла целовать своего идола.

Вот так они и жили. Нет, Кариша не смогла примириться с одиночеством в квартире. Она продолжала качественно громить квартиру и однажды ночью разобрала на доски старый немецкий дубовый шкаф. Дочь с зятем вернулись с какой-то вечеринки и у дверей встретили соседку. Она с возмущением пообещала вызвать участкового, если они не перестанут по ночам двигать мебель.
- Да, нас и дома-то не было ночью, что вы врете! Мы только что вернулись.

С этими словами дочь распахнула дверь и споткнулась об обезображенный труп шкафа. Нужно было что-то решать.
Выход подсказали друзья-собачники. Была приобретена огромная клетка, которая заняла половину гостиной. В клетке Кариша как-то могла существовать в отсутствие людей. Мы накрывали клетку пледом и там, в этой пещере собачьи монстры уже не так пугали бедную сумасшедшую псину.

Когда родилась моя внучка и домой дочь вернулась с младенцем, Кариша обиделась. Она отвернулась и дня два не разговаривала с предателями.
А потом... потом она стала самой лучшей на свете нянькой. Она облизывала маленькие ножки, бежала на кухню, чтобы рассказать, что ребёнок в спальне заплакал, она подставляла своё тело, чтобы внучка держалась за неё, делая свои первые шаги. Она перенесла часть своего обожания с хозяина на его дитя. Терпеливо переносила боль, когда цепкие детские руки тянули за уши или лапы. Любимые игрушки, мячики - всё она приносила внучке, всем была готова поделиться.

Когда Тоше исполнилось три года, зять уехал в длительную командировку.

А Кариша заболела. Стала вялой, плохо ела.

Ветеринар поставил оглушающий диагноз - лимфогранулематоз. Рак лимфоузлов. Самый жестокий, самый беспощадный и быстрый. Две недели, всего две недели превратили нашу весёлую собачью девочку в скелет, обтянутый полосатой шкуркой. Как она ждала своего господина, свою любовь! В гостиной стояло большое кресло, в котором она обычно спала. Вот в нем она и лежала, не желая уходить не повидав своего человека.

Она дождалась. Когда он открыл дверь, она уже не смогла идти, просто упала со своего кресла ему под ноги.

Иногда нам даже представить невозможно, где мы повстречаем самую большую свою любовь.

А она приходит в черно-рыжей, полосатой шкуре смешной собаки, похожей на вертлявую обезьянку...

Кариша, спасибо тебе, мы выучили этот урок!


© Вера Полетаева

Картина дня

))}
Loading...
наверх